Особенности организации внутренней миссии в Тамбовской епархии

Рубрика: Исследования
Метки: , ,

А. Г. Лозовский Тамбов, Тамбовская духовная семинария

Особенности организации внутренней миссии в Тамбовской епархии в 1875-1917 гг. *

Миссионерская деятельность всегда была существенной стороной жизни Церкви. Иисус Христос перед Своим Вознесением призывает апостолов к миссии словами: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16, 15). Следуя дореволюционной терминологии, автор данной статьи под внутренней миссией, в отличие от внешней, направленной на людей: никогда никакого отношения к Православной Церкви не имевших, понимает деятельность, направленную на лиц отпавших: от Православной Церкви с целью вернуть их обратно в Церковь, а также работу по углублению воцерковленности тех, кто продолжает быть членами Церкви.

Внутренняя миссия как специальный институт появляется в Тамбовской епархии в 1875 г. с созданием Казанско-Богородичного миссионерского братства. Главой целью братства согласно уставу была борьба с сектантами и старообрядцами. Кроме того, братство декларировало свою миссионерскую деятельность и в отношении мусульманского населения нашего края, а такового насчитывалось более 20 тысяч человек. Однако мусульман трогать не стали и специальной противомусульманской работы за весь период существования братства с 1875 г. по 1917 г. не велось. Со старообрядцами также работали довольно вяло, а все силы братства были брошены на сектантов.

Надо сказать, что Тамбовская губерния была регионом с довольно многочисленным и весьма разнообразным сектантским населением. Согласно отчетам братства и свидетельствам епархиальных миссионеров на Тамбовщине проживали хлысты, скопцы, молокане, баптисты, субботники. Именно в Тамбовской губернии происходит становление и развитие некоторых сект. Так в селе Сосновка основывает в XVIII в. свою общину основатель скопчества Кондратий Селиванов, а из села Уварово происходит основатель секты молокан Семен Уклеин. Согласно официальной статистике в Тамбовской губернии в последней четверти XIX в. проживало около 10 тысяч сектантов. На самом деле их было значительно больше.

Итак, в 1875 г. появляется специальный церковный институт, призванный бороться с сектантами — Казанско-Богородичное миссионерское братство. В течение 12 лет вся его деятельность сводится к распространению духовной и антисектантской литературы среди духовенства и прихожан сел, в которых проживало сектантское население.

В 1887 г. на епархиальном съезде духовенства было определено учредить должности двух епархиальных миссионеров — одного противораскольничьего, другого — противосектантского, с жалованием 1200 рублей каждому. Финансирование должно было осуществляться за счет специального сбора с приходов и монастырей епархии. Пока Совет Казанско-Богородичного братства подыскивал подходящие кандидатуры на эти должности, решено было пригласить для участия в миссионерских поездках людей опытных в миссионерском деле. Таким человеком был признан афонский монах отец Арсений, который совершил несколько таких поездок по городам и селам епархии.

В 1888 г. был создан также институт помощников епархиальных миссионеров, которым было назначено жалование 60 рублей за рабочий месяц. Всего их было пять. Однако деятельность помощников миссионеров оказалась неэффективной и в 1892 г. этот институт был упразднен.

В 1891 г. наконец нашлись кандидаты на должности противосектантского и противораскольничьего епархиальных миссионеров. Однако, уже в марте 1892 г. лицо, назначенное на должность противосектантского миссионера, рукополагается в священники с назначением в кафедральный собор и фактически отходит от дел. Новая кандидатура появляется лишь в 1894 г. Должность епархиального миссионера занимает выпускник Казанской Духовной Академии Д. Боголюбов, известный в будущем миссионер. Он проработает четыре года. С него-то и начинается систематическая работа с сектантами. Главной задачей епархиального миссионера тогда были миссионерские поездки по сектантским селам. Приехав в село, он оставался там на срок от одного дня до недели. Приезд миссионера-проповедника тогда был событием в культурной жизни села. Как правило, собиралась большая аудитория. Приходили и сектанты, которые могли вступать в дискуссии, а могли и уклоняться от них. Безусловно, от этих поездок была своя польза, грамотные проповеди были хорошим свидетельством о православной вере. Однако могли произвести впечатление скорее на православных, чем на укоренившихся в своих взглядах сектантов.

В 1898 г. из-за конфликта с Советом Казанско-Богородичного братства Д. Боголюбов вынужден был перейти миссионером в Харьковскую епархию, не проработав даже положенных пяти лет. Его преемником станет в будущем также известный миссионер И. Айвазов, который проработает в Тамбовской епархии несколько лет. В 1905 г. в связи с новым религиозным законодательством, Церковь была поставлена принципиально в новое положение, которое известный исследователь синодального периода Русской Православной Церкви И.К. Смолич характеризует следующим образом: «… в целом, несмотря на юридические неясности, положение сект после 1905 г., т. е. после их легализации коренным образом изменилось. Это поставило церковную миссию, внезапно лишившуюся поддержки государственного законодательства, перед совершенно новыми задачами, теперь государственная церковность не облегчала положение церкви, но значительно осложняла его. Как это ни парадоксально, господствующая Церковь получила при новых, законах меньше свобод и возможностей для собственной инициативы, чем другие исповедания» [1, с. 197]. Страницы Тамбовских епархиальных ведомостей не скрывают некоторой растерянности миссионеров, и даже упреков государственной власти в предательстве: «Закон свободы вероисповедания, объявленный в России, развязал руки сектантам и их руководителям» [2, с. 586]. В новой ситуации меняются и цели внутренней миссии, которая понимается теперь как деятельность по ограждению православных от сектантской пропаганды. Причины опасаться сектантской миссии становившейся все более активной имелись.

До 1908 г. ситуация в Тамбовской епархии как будто не меняется. Сектантам нужно было время для того, чтобы сориентироваться в новой ситуации и подготовить уже свои миссионерские структуры. В 1908 г. происходит самый настоящий взрыв. В среде самой активной секты начала XX в. — баптистов были подготовлены десятки проповедников, издана необходимая пропагандистская литература. Организованные баптистами собрания привлекали много желающих и имели большой успех. Однако эти успехи были переоценены как самими баптистами, так и православными миссионерами. Многие приходили на эти собрания из чистого любопытства, вовсе не собираясь обращаться в баптизм. Несмотря на существенное увеличение численности баптистов существенных изменений в религиозной карте Тамбовской губернии не происходит.

После 1905 г. становится очевидным, что силами одной только специальной миссии, т. е. деятельностью епархиальных миссионеров, проблем внутренней миссии не решить. Исходя из новых задач миссии, появляются и новые формы работы — миссионерские курсы для православных активистов, организуются миссионерские союзы, куда входило духовенство ряда «зараженных» сектантами населенных пунктов. Конечно, реформируется и главный миссионерский орган — Казанско-Богородичное миссионерское братство, переименованное в 1906 г. в Серафимовское. В него вошло все духовенство епархии. Организуются миссионерские съезды, которые стали трибуной для пастырей, болевших о положении Церкви и ареной для столкновения противоположных взглядов. В журналах эти съездов м:ы можем найти много здравых и своевременных предложений.

Миссионеры приходят к твердому убеждению, что эффективно бороться с сектантством можно, лишь привлекая к этому активных мирян. С 1906 г. для таких мирян стали проводится миссионерские курсы, и следует отметить, что затем люди, проучившиеся на этих курсах, начинают играть заметную роль в духовной жизни своего прихода. На богослужении все чаще вводится пение всем храмом. Организуются церковные хоры для мирян. Такая деятельность миссионеров и духовенства должна была приносить положительные результаты. Однако для того, чтобы результаты такой работы были действительно эффективными, необходимо было время, которого у тамбовских миссионеров уже не было. Начавшаяся в 1914 г. I Мировая война кладет конец активному противостоянию православных миссионеров и сектантов, а после революционных событий 1917 г. внутренняя миссия в Тамбовской епархии прекращает свое существование.

* Православная история и традиционная культура Тамбовского края: Мат-лы межрегион. науч.-практ. конф. 22-23 марта 2006 г. / Науч. ред. Л.Ю. Евтихиева. Тамбов, 2007. 254 с.

Литература

1. Смолич, И. К. История Русской Церкви. Ч. 2. М., 1997 г.

2. Тамбовские епархиальные ведомости. 1907. № 11.

См. также:  Сведения об открытии церквей по Тамбовской епархии | О сборах Тамбовской епархии на военные нужды | Об организации СВБ |

Комментариев еще нет

  • Но вы можете его оставить, если есть что сказать...!)

Оставить комментарий