6. Деятельность епископа Феофила (Раева) на Тамбовской кафедре

Рубрика: Лекции по истории Тамбовской епархии
Метки:

Без сомнения одной из ярчайших личностей рубежа двух столетий стал епископ Феофил (Раев). Родился будущий епископ в 1737 г. в Черниговской губернии, по некоторым сведениям был потомком обедневшего дворянина Матвея Камардина. Рано осиротев, бедствовал, в юности и молодости перенес много тягот и лишений (до 18 лет не имел собственной обуви и носил один единственный затрапезный халат). Учился в архиерейской школе, затем в Черниговской духовной семинарии, окончил Киевскую духовную академию. Приняв монашество в 1762 г., несколько лет служил в Новгородской духовной семинарии, преподавал немецкий язык, географию, историю, богословские предметы, а с 1774 г. стал ее ректором и одновременно настоятелем Варлаамо-Хутынского мужского монастыря. В 1786 г. возведен в сан епископа Старорусского викария митрополита Санкт-Петербургского и Новгородского Гавриила (Петрова) а с 1788 г. становится епископом Тамбовским и Пензенским (с 1799 г., Тамбовский и Шацкий).

Владыка Феофил был учеником Новгородского митрополита Гавриила, и это наложило отпечаток и на стиль руководства епархией и на всю его деятельность вообще. Ему было присуще стремление к коренным преобразованиям и некоей бюрократизации всех сторон епархиальной жизни. Неслучайно поэтому, что многие свои реформы он начинал, прежде всего, с составления подробных правил или инструкций.

Практически вся архипастырская деятельность владыки Феофила связана с Тамбовской епархией. Уже в первые годы своего правления им были намечены основные направления работы по приведению епархии в надлежащий порядок, а именно: правильно организовать работу духовной консистории, обустроить внешне и внутренне монастыри, создать условия для нормального функционирования семинарии.

Как замечает протоиерей Хитров Консистория в это время «разрешала по своему произволу починку церквей, освящала храмы без архиерейского дозволения», т.е. нарушала те правила, которые были установлены для нее уставом, и фактически брала на себя функции епископа. Епископ Феофил видел корень зла в неправильном делопроизводстве. Из четырнадцати Правил учрежденных им для Тамбовской духовной консистории, девять касались именно вопросов делопроизводства. Он стал лично контролировать этот орган епархиального управления и как отмечают современники: «Он приходил в Консисторию и наблюдал за действиями не только чинов ея, но и повытчиков с писцами».

От этой эпохи сохранился целый ряд указов епископа Феофила. Указы эти были направлены на исправление нравов духовенства и на исполнение ими обязательных норм церковного быта. Епископ понимал, что ни он, ни Консистория не смогут вполне осуществить контроль над исполнением этих указов, поэтому особая роль отводилась благочинным. Они были снабжены особой инструкцией, составленной на основе инструкции для благочинных Московской епархии, написанной митрополитом Платоном (Левшиным). Владыка Феофил стремился направить действия благочинных в русло существующих церковных и гражданских законоположений.

Он первый обязал благочинных составлять ведомости о поведении духовенства и являться с отчетом к архиерею в конце каждого года. Распорядился, чтобы городские благочинные участвовали в заседаниях Консистории. Эта мера была направлена, на усиление власти благочинного, на поднятие его авторитета в глазах духовенства.

В уездных городах епископом Феофилом была создана должность Инспектора, в ведение которого было духовное правление и церковнослужители (пономари, дьячки). Впоследствии функции этих инспекторов будут исполнять городские благочинные. Деятельность инспектора контролировали ревизоры, которые могли внезапно явиться к инспектору и учинить строгий разбор всех его дел. В приходах была введена должность настоятеля, предпочтение при назначении настоятеля отдавалось тем, у кого было образование. Из благочестивых и исправных священнослужителей избирался духовник. Каждому такому духовнику было подведомственно 15 приходов и священнослужители данных приходов обязаны были исповедоваться у него все четыре поста. Естественно все эти должностные лица обязаны были отчитываться перед епископом ежемесячно, а кое-кто и еженедельно. Все благочинные епархии в конце года приезжали в Тамбов для личной беседы с владыкой, т.е. проводились такие своеобразные благочиннические советы.

Другая сфера экономической жизни епархии, на которую наложил свою руку вездесущий епископ это контроль финансовых потоков городских церквей. Во все церкви он назначил своего казначея из священников, который записывал приход и расход в особую книгу. Не одна копейка церковных денег, таким образом, мимо владыки не проходила.
В таком система управления епархией сохранялась лишь при владыке Феофиле. После его смерти исчезли должности инспекторов, ревизоров, казначеев.

Другая сфера в жизни епархии, где участие правящего епископа особенно заметно, монастыри. Понятно, что от того, сколько и в каком состоянии находятся монастыри, зависели доходы епископской кафедры. Сами монахи были примером для подражания и от того, в каком нравственном состоянии они пребывали, зависело очень много в религиозной жизни народа.

Владыка Феофил и в устроении монастырей начал с делопроизводства. Архиереем была составлена единообразная форма формулярных списков для монашествующих, а также вменено в обязанность настоятелям монастырей ежемесячно присылать в Консисторию рапорты о состоянии подведомственных им монастырей и о поведении монашествующих.

Один из исследователей тамбовской церковной истории писал: «При его (Феофиле) поступлении на паству тамбовскую, почти все монастыри вверенной ему епархии были бедны зданиями, и эти здания по большей части деревянные». В это время на территории Тамбовской епархии находились следующие монастыри: Саровский, Санаксарский Скановский, Нижнеломовский Казанский, Преображенский Краснослободской, Козловский Троицкий, Трегуляевский, Преображенский Пензенский, Раненбургская пустынь, и два женских Тамбовский Вознесенский и Троицкий Пензенский. После 1799 г. пять монастырей отошли к Пензенской и Рязанской епархиям, а к Тамбовской епархии стали относится: Лебедянский Троицкий, Чернев и Вышенский.

Конечно же, на восстановление монастырей требовались огромные средства. И основным источником для денежных поступлений стали жертвы благотворителей. Епископ Феофил «умел приобрести самых ревностных благотворителей». Но что значит умел? То, что сделал для епархии епископ Феофил, не смогли сделать его предшественники. Они что не умели? И здесь стоит мне разъяснить одну особенность епископской власти. Да власть его основана на законах, как церковных, так и гражданских, но исполнение этих законов носит исключительно добровольный характер, основанный на авторитете самого епископа, на том пользуется он уважением в среде народа или нет. Епископ Феофил как раз был тем епископом, которого уважали и любили, поэтому богатые люди с пониманием относились к просьбам владыки и всегда шли ему на встречу. Силой своего архипастырского авторитета он мог убедить людей в том, что необходимо жертвовать на восстановление церквей и монастырей.

Заботой Преосвященного не был обделен ни один монастырь епархии. Здесь виден подход действительно хорошего администратора и организатора, мыслящего масштабно, а не в пределах лишь своей собственной резиденции. Но нескольким монастырям он уделял больше внимания, полагая, что именно они играют основную роль в епархиальной жизни. Его попечением был практически заново отстроен Тамбовский Казанский монастырь. Все постройки в нем стали каменными, обустроен был Трегуляевский монастырь. По всему видно, что епископ Феофил стремился придать епархиальному городу значение действительно духовного центра новоучрежденной Тамбовской губернии.

Насколько удалось обустроить внутреннюю жизнь монастырей? Сам епископ считал, что жизнь монашествующих безукоризненна лишь в трех монастырях епархии: Саровской мужской пустыни, Санаксарском мужском монастыре и Скановом монастыре в г. Наровчатов. В остальных требовалось наводить порядок. Было составлено несколько указов, касающихся внутренней дисциплины в монастырях. Этими указами владыка обязал руководство монастырей составлять ежемесячный отчет о состоянии монастырей, составить списки монашествующих, запретил принимать в монастырь послушников младше 20 лет, запрещал переходы из монастыря в монастырь.

Особое внимание епископ Феофил обращал на подбор настоятелей. В одних монастырях, например в Трегуляевском, он назначал настоятелей сам. В мае 1789 г. он прислал сюда в качестве настоятеля иеромонаха Мефодия, человека, ученого, впоследствии преподавателя семинарии. Но через месяц он сам снимает его с этой должности, по следующей причине: «Он не только не имеет попечение о монастыре, но еще порасстроил как монастырь, так и братию». Пришлось поменять еще несколько настоятелей, прежде чем монашеская жизнь в обители начала налаживаться.

В других монастырях епископ Феофил оставлял тех настоятелей, которых избрала сама братия, несмотря, даже на то, что они были неученые, как в Раненбургской пустыне: «Снисходя к простоте и недоумению настоятеля». Все это говорит о том, что Преосвященный Феофил в подборе настоятелей стремился назначить на эти должности не только хороших хозяйственников и администраторов, но, прежде всего людей, которые сами исполняли все монашеские обеты и могли повлиять на нравственной состояние братии.
Все эти меры вызвали ропот монахов и в 90-х гг. XVIII в. по нескольким монастырям прокатилась волна монашеских «бунтов». Ответные меры епископа были достаточно жесткими в Краснослобдской обители он даже велел заковать мятежников в железо и отослать в черные работы до исправления.

Еще одна важная сторона в деятельности епископа Феофила — это забота о Тамбовской духовной семинарии. В 1790 г. вся семинария была переведена из Нижнеломовского монастыря в еще недостроенное здание на набережной р. Цны в г. Тамбове. Владыка считал, что не место семинарии в монастыре. Он сам «наблюдал лично за наставниками, за ходом учения, за образом жизни воспитанников».

В 1798 г. епископ Феофил разработал инструкцию для воспитанников и преподавателей, которая стала своеобразной программой внутреннего развития семинарии на несколько десятков лет вперед. Расширился и круг преподаваемых в семинарии предметов: с 1800 г. в семинарии начали преподавать гражданскую историю и географию, а в младших классах арифметику и геометрию. По инициативе епископа в семинарии стали практиковать публичные диспуты с участием преподавателей и лучших воспитанников, как это было принято в Киевской духовной академии. К 1798 г. в семинарии обучалось ок. 500 человек.

Преосвященный Феофил большое внимание обращал на уровень грамотности священнослужителей, который в конце XVIII века оставлял желать лучшего. Он не поставлял в священники людей, не имевших образования, а в 1801 г. епископ предупредил, что дети священников до 16 лет оставшиеся безграмотными, будут исключаться из духовного ведомства. В 1805 г. им был издан указ «чтобы впредь никто не отваживался высылать детей или родственников к производству на места, ежели они не будут искусны не только в чтении, но и в пении, а иначе как благочинные, так и отцы их будут чувствительно штрафованы».

Заботился епископ Феофил и о развитии народного образования. В 1806 г. им был издан указ «О заведении в малоштатных приходах епархии церковно-приходских училищ и о назначении в них учителей из членов духовенства». В нем говорилось, что учителями могут быть только лица закончившие семинарию, а в татарских и мордовских селах обучение должно вестись на природных языках, которые в то время изучались в семинарии.

Еще одно дело, которое, по мнению владыки Феофила нужно было исполнить безотлагательно — это завершить строительство Преображенского кафедрального собора. Именно благодаря стараниям епископа удалось привлечь внимание благотворителей (фабрикант Олесов, купец Бородин) и достроить Собор (1789–1793 гг.), а в 1810 г. заложена еще была и колокольня, которая при епископе Феофиле доведена до второго яруса (окончательно достроена при епископе Ионе). Стоит отметить и то, что при епископе Феофиле открылась первая в епархии лавка, торгующая церковными книгами (размещалась при консистории)
Умер Преосвященный 22 декабря 1811 г. и погребен на территории Тамбовского Казанского мужского монастыря у южной стены Казанского храма.

Подводя итоги деятельности епископа Феофила можно сказать, что благодаря его усилиям к началу XIX в. стали нормально функционировать все церковные учреждения епархии, начиная от консистории и заканчивая духовными правлениями. Об этом же пишет И.И. Дубасов: «Получив эту епархию, крайне разоренную во всех отношениях, он принял строгие меры к заведению в ней порядка. И в этом направлении достиг значительных результатов».

Курс лекций по истории Тамбовской епархии, прочитанный в Тамбовской духовной семинарии в 2003-2006 гг. преподавателем О.Ю. Лёвиным

Источники и литература:
ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д. 159. Л. 97
ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д.42. л. 30
Хитров Г. В., прот. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Тамбов, 1861.
Дубасов И. И. Очерки из истории Тамбовского края. Тамбов, 2007.

См. также:  О передаче епископа Зиновия (Дроздова) под суд | Цикуляр № 23 епископа Иоасафа | Увольнение на покой епископа Зиновия |

Комментариев еще нет

  • Но вы можете его оставить, если есть что сказать...!)

Оставить комментарий