15. Миссионерская деятельность в XIX – нач. XX в.

Рубрика: Лекции по истории Тамбовской епархии
Метки:

К началу XVIII в. вопрос о крещении язычников в целом был решен и перед духовенством и начальством епархии в деле миссионерства стояли теперь совсем иные задачи. С середины века в нашей епархии возникло несколько сект и теперь, наряду с раскольниками, нужно было вести борьбу и с ними. Чтобы понять с какими врагами православной веры предстояло сражаться, охарактеризуем те секты, которые появлялись и существовали на территории епархии на протяжении более чем двух веков.

Духоборы. Секта появилась в начале XVIII в. в Слободской Украине, затем распространилась и в Тамбовской губернии. Здесь руководителем секты стал житель с. Горелое Ларион Побирохин. Учение духоборов основывалось на толковании Евангелия. Они отвергали внешнее поклонение Богу, т.е. таинства, иконы, св. мощи. Фактически не верили в Прсв. Троицу, утверждая, что Христос Бог и Сын Божий вселился в плоть избранного человека, а после телесной смерти его пребывает в роду праведных, вселяясь в плоть духоборческих вождей. Поэтому они сами себя называли «детьми Божиеми».

В 1769 г. в Тамбовской епархии выявлено 232 духобора. Часть их было отдана в солдаты. В 1804 г. тамбовские духоборы стали переселяться в Таврию и Закавказье. Центры духоборчества в епархии: села Горелое, Солдатская Духовка, Куксово, Лысые Горы, Черняное, Кривополянье Тамбовского уезда; Козлов и Жидиловка Козловского уезда; Троицкая Дубрава, Карелии, Крюково, Новое и Старое Устье Моршанского уезда. К концу XIX в. секта в епархии практически перестала существовать, частью слившись с молоканами.

Молокане. Первое упоминание об этой секте относится к 1765 г., по преданию основана она была в Тамбовской епархии Семеном Уклеиным, который был зятем Побирохина и рассорившись с ним основал новую секту. Сами себя называли «духовные христиане», название молокане за ними закрепилось потому, что они всегда утверждали, что их учение «чистое словесное молоко». Они как и духоборы не признавали внешнего поклонения Богу, но верили в Троицу, источником истины считали Св. Писание, однако не признавали Св. Предание. Верили, что Св. Дух наставляет каждого. Руководили молоканскими общинами, избираемые ими «пресвитеры». Отличались особой ненавистью к православному духовенству, которое и у нынешних молокан сохраняется.

В 1816-1817 гг. их выселяли в Таврическую губернию, однако, несмотря на это к 1833 г. сектантов в епархии было 8535, а к 1912 г. Тамбовская губерния занимала четвертое место в стране по количеству молокан. Но со второй половины XIX в. секта явно переживала кризис, об этом свидетельствует и снижение нравственного уровня жизни молокан (чем они всегда отличались) и появление многочисленных толков и направлений внутри молоканства. В 1872 г. выделился донской толк или евангельские христиане, центрами их стали села Рыбное Моршанского уезда, Верхоценье и Пановы Кусты Тамбовского уезда. Секта жидовствующих также вышли из молокан. Она разделялась на два толка: шапошники-талмудисты и безшапошники-караимы. Учение их было во всем сходно с иудаизмом. Центр жидовствующих — с. Рассказово, где их было особенно много. В конце века от молокан еще отпочковались толстовцы.

Баптисты. Секта появилась в епархии около 1880 г. и занесена была из Черноморья. Первые общины существовали в с. Воронцовка и Ново Томниково Шацкого уезда. Однако они были неудачны. Купцы Мазовы из с. Бурнак Борисоглебского у. создали секты в с. Горелое и Донской слободе Тамбовского уезда. В этих общинах к концу века были нестроения. Наиболее сильны баптисты на юге епархии в селах Пановы Кусты и Липяги Тамбовского уезда. Первоначально вели пропаганду среди молокан, но потом переключились и на православных. Отличались «миссионерским» рвением, проповедь вели постоянно при всяком удобном случае, но так сказать, крадучись, так как были напуганы судебными преследованиям.

Хлысты. Секта зародилась, по-видимому, в XVII в., а может и раньше. Сказать более точно сложно, так как эти сектанты всегда вели свою работу тайно. Они утверждали, что человек напрямую может общаться с Богом, более того Господь или Богородица может воплотиться в избранных, которых они называли «Христами» и «богородицами». Путь к этому лежит через аскетические подвиги и соблюдение заповедей. В Тамбовской епархии впервые упоминаются под 1761 г., тогда их называли шелапутами, а хлыстами прозвали за то, что они во время своих собраний (радений), чтобы ввести себя в состояние особого экстаза хлестали себя хлыстами. Сосредоточены они были в Тамбовском, Кирсановском и Борисоглебском уезде. Существовало два толк:а «анисьевцы» (последователи «богородицы» Анисьи Ивановны Копыловой, умершей в с. Перевоз Кирсановского уезда) и «перфильевцы» (почитатели «христа» Перфила Катасонова).

Хлысты не ели мяса, рыбу, лук, картошку, носили темную одежду и белые платки с мушками. На собраниях кружились и скакали. В отличии от анисиевцев перфильевцы пили чай, ели рыбу, овощи, и не плясали. Признавали Бога как силу, живущую в избранных людях. Некоторые свидетели утверждали, что анисиевцы: «Говном Анисьи причащались на радениях и целовали ее голое колено». Преемница Копыловой, прожившая с ней 40 лет, Настасья Максимовна Уколочева жила в Ржаксинских двориках.

Хлысты отрицали брак, отсюда разврат в отношениях проповедь «христовой любви» (а по-просту свальный грех). Тамбовский миссионер Третьяков в 1909 г. по этому поводу писал в своем отчете: «Хлыстовские корабли все заражены этим пороком, доказательством чему служит тот факт, что они принимают в свою секту только по преимуществу красивых молодых женщин». При вступлении в секту каждый мужчина получал «духовную» жену, которую он часто менял. Применяли способы контрацепции, поэтому семьи хлыстов были небольшими.

Хлыстовские общины назывались «кораблями», руководил ими кормщики, а членов секты называли «голубями». Вступающий в секту произносил клятву, а отступникам жестоко мстили. В «кораблях» была строгая опека и жесткая дисциплина.

Жили хлысты богато, в больших, часто, 2-этажных домах, ели сладко, изыскано, спали на дорогих перинах, ездили на породистых конях, одевались знатно.

Скопцы. Секта появилась в конце XVIII в. Скопцы считали, что спасение возможно борьбой с плотью путем оскопления, а в остальном были примерными исполнителями православных обрядов и посещали церковь. Первый скопческий корабль в нашей епархии основан в 1769 г. крестьянином Кондратием Селивановым в с. Сосновка Моршанского уезда. Расцвет секты пришелся на первую половину XIX в, когда она распространилась по селам Правые и Левые Ламки, Грязное, Вирятино, Атманов Угол, Стежки, Крюково Моршанского уезда и когда оскопились несколько моршанских купцов: Платицыны, Поповы, Кудиновы и Загородневы. Эта изуверская секта достаточно жестко преследовалось и после уголовных процессов 1868 и 1895 гг. практически перестала существовать, во всяком случае, деятельность ее теперь осуществлялась в глубоком подполье.

Старообрядцы. На территории епархии противники реформы патриарха Никона появились еще в XVII в. Существовало два больших направления Беспоповцы, представленные в нашей епархии толками: поморцы, филипповцы, федосеевцы, спасовцы, бегуны. Поморцы выделялись своей внутренней организацией. Федосеевцы и филлиповцы были поголовно безграмотны, религиозное мировоззрение их полно темных суеверий, а нравственность равращена. Высшее руководство сосредоточено в руках «настоятелей», в некоторых общинах влиятельны «уставщицы» (с. Бол. Кусмор Елат. Уезда, с. Пертово Шацкого уезда). В 1913 г. к филипповцам приезжал Иван Васильевич Карнаев из с. Полдуевки Нижегородской губернии, он принадлежит к выдающимся старообрядческим начетчикам. Большое значение имею среди беспоповцев богатые люди. В с. Шаморга и с. Васильевщина, такие ведут дела на десятки тысяч рублей.

Вторая группа старообрядцев это беглопоповцы, которые принимали у себя перешедших из официальной церкви священников. Они были менее враждебно настроены к православию и были самой многочисленной группировкой в епархии. Центры их г. Спасск и с. Текино Тамбовского уезда. В конце века у беглопоповцев основная проблема отсутствие священников, поэтому они вынуждены обращаться к австрийцам.

Со второй половины XIX в. от беглопоповцев отделяются австрийцы, которые имели свою высшую иерархию (так называемая Белокриницкая иерархия). Главный их пункт г. Моршанск, с. Васильевщина Моршанского уезда и с. Лахмытовка Кирсановского уезда. Большинство находилось в ведомстве епископа Мелетия Саратовского, небольшая община в Моршанске подчиняется епископу Иоасафу Калужскому (он в 1913 г. был дважды в Моршанске, первый раз улаживал спор священника с прихожанами, второй раз на закладке храма). У австрийцев в Моршанске и с. Васильевщине имелись свои храмы.

О количестве сектантов и раскольников в епархии в разное время дает представление следующая таблица:

год Общее кол. населения Раскол.и сектантов Катол. лютер иудеев магомет армян
1855 1776674 17962 442 256      
1862 1977647 6909 1594 190 215 15912  
1901 3161116 19346 1741 772 1978 26055 167
1903 3259873 17901 1747 625 2183 25301 188
1910 3631329 19390 1451 847 3002 33957 184

На первом этапе существования Тамбовской епархии перед духовенством стояла задача по обращению язычников в православие и противодействие раскольникам в епархии. С первой задачей успешно справились, вторую пришлось решать на протяжении всей дореволюционной истории. Сказать, что миссионерская работа в первой половине века была как-то организована в общеепархиальном смысле было бы неправильно. Чаще всего миссионерской работой были вынуждены заниматься те, священники, в приходах которых реально присутствовали антиправославные силы. На общеепархиальном уровне впервые этой проблемой озаботился епископ Феофилакт (Ширяев, 1821 – 1824 гг.), который поставил перед собой цель «обуздать раскол и сектантство в епархии», впрочем, на первое время владыка ограничился сбором сведений о сектантских учениях, их численности и распространении. Что было немаловажно, так как постепенное накопление информации привело к тому, что уже епископ Арсений (Москвин), смог составить методическое пособие для духовенства по поводу того, как бороться с молоканами. Кстати владыка Арсений повел настоящую войну против противников православия. Особое внимание Преосвященный Арсений уделил борьбе с сектантством (молокане, духоборы) чрезвычайно размножившимся в епархии к этому времени. Собрав сведения о сектантах, он выяснил, что по преимуществу оно распространенно в четырех уездах епархии. В этих уездах владыка отобрал 35 наиболее способных к миссионерству священников, которым и поручил вести миссионерскую работу. Для вспомоществования им испросил дополнительное жалование от казны.

Помимо средств пастырского воздействия епископ Арсений в борьбе с сектантами и раскольниками нередко прибегал и к помощи государственной власти. Добивался выселения молокан и духоборов из епархии. В результате из некоторых сел, сектанты были выселены на Кавказ и в Таврическую губернию. Сменивший владыку Арсения епископ Николай (Доброхотов), действовал более мягко, стараясь с помощью проповеди и убеждения привести заблудших в Церковь, чем даже заслужил нарекание со стороны тамбовского губернатора Булгакова, который жаловался на владыку в Синод, обвиняя его в потворстве сектантам и в полном бездействии.

Но подлинным организатором всей миссионерской работы в епархии считается епископ Палладий (Раев), хотя, конечно же, он просто явился аккуратным исполнителем синодального постановления об организации миссионерских братств в епархиях Российской империи. Ко времени, открытия братства, в Тамбове уже действовало Миссионерское общество, которое занималось не миссионерской работой в епархии, а сбором средств на миссионерское дело в целом по России. И вот 24 октября 1874 г. епископ Палладий известил тамбовского губернатора Н. М. Гартинга о решении учредить миссионерское братство для борьбы с магометанами и раскольниками. Проект устава братства было поручено составить протоиерею Г.В. Хитрову. Уже 11 мая 1875 г. состоялось торжественное открытие братства в архиерейском доме, новоучрежденная организация получила название Тамбовское Казанско-Богородичное миссионерское братство. В уставе (он утвержден 5 мая 1875 г.) были обозначены цели Братства, состоящие в следующем: а) содействовать обращению в православие магометан б) содействовать привлечению к православию сектантов и старообрядцев в) содействовать духовно-нравственному образованию новообращенных и возвышению религиозной нравственности. Сразу же скажу, что первая цель, по сути, активно никогда не проводилась в жизнь. Миссионерская работа с магометанами, которые состояли из татар и компактно проживали в Темниковском, Елатомском, Спасском, Шацком и частью в Тамбовском уезде, велась не шатко не валко. Судите сами, в 1875 г. магометан было около 4000, а в 1910 г. 33597, причем в их распоряжении 22 мечети (а в в 1875 г. всего несколько мечетей).

Для осуществления означенных целей предполагалось: а) назначить миссионеров б) агентов для сбора сведений в) открывать библиотеки г) открывать школы. Средства на осуществление деятельности Братства предполагалось изыскивать из половины тех взносов, которые поступали на Миссионерское общество, членских взносов, пожертвований, а также пожертвований по подписным листам. В состав Братства мог входить любой человек без ограничения пола или сословия. Все члены делились на действительных (взнос не менее 3 рублей в год) и сотрудников (взнос менее 3 руб. в год). Текущими делами Братства руководил Совет, избираемый на общем собрании один раз в год.

Через десять лет, т. е. в 1885 г. в состав Братства входило 8 почетных членов, 16 постоянных, 85 временных действительных, 50 сотрудников. Суммы, собираемые на деятельность Братства, позволяли назначить миссионеров в г. Тамбов, Тамбовский уезд, Спасский уезд, Шацкий уезд, Елатомский уезд, и в г. Козлов. Большим успехом стало создание единоверческих приходов (с. Кириллово Спасского уезда, с. Покас Елатомского уезда, с. Лахмытовка Кирсановского уезда), да и вообще инициирование единоверческого движения на территории епархии в целом, а всего единоверцев к 1910 г. насчитывалось более 3000 человек. С начала 90-х годов стали назначать двух епархиальных миссионеров, работа которых оплачивалась из средств Братства. Обычно это были люди без сана закончившие академию, и главная их работа в том и состояла, чтобы в течение года объезжать сектантские и раскольничьи села, беседовать, устраивать диспуты и помогать духовенству в борьбе с антиправославными движениями. Один епархиальный миссионер специализировался на работе с раскольниками, другой с сектантами. Помимо этих двух миссионеров существовали миссионеры из священников в некоторых округах, где было много сектантов. Братство добилось того, чтобы было увеличено казенное жалование причтам сектантских сел. Указом Св. Синода от 3 июля 1891 г. были открыты уездные отделения ТКБМБ (всего 11 отделений), что значительно усилило миссионерскую работу. С 1892 г. в миссионерско-псаломщицкой школе введено преподавание миссионерских предметов с целью «дать возможность хоть кратко познакомиться с сектами и расколом». В Тамбовской Духовной семинарии еще раньше в старших классах читался курс «обличение раскола и сектантов», а в актовом зале семинарии ее ректором, преподавателями и студентами 6 класса в период Великого поста велись духовные беседы, куда приглашались все желающие. С января 1898 г. публичные лекции просветительского характера были устроены Братством в здании публичной библиотеки. Эти лекции привлекали массу народа.

С 25 по 29 января 1898 г. Братством был проведен первый миссионерский епархиальный съезд. На съезде присутствовал представитель обер-прокурора, известный миссионер и православный публицист В. М. Скворцов и воронежский миссионер Т. С. Рождественский. Съезд постановил увеличить количество епархиальных миссионеров, разделить всю епархию на 7 миссионерских округов, устраивать ежегодные миссионерские собрания, открывать библиотеки и читальни, а также снизить цены на брошюры и картины.

Конечно, масштабы деятельности Братства за 20 лет увеличились, охватив всю территорию епархии. Итоги деятельности Братства оценивать сложно. В среднем ежегодно к православию присоединялось 50-60 сектантов и раскольников, но и отпадало немало. В 1897 г. епархиальный миссионер Боголюбов Д. в своих «Очерках современного Тамбовского сектантства и его более видных представителей», отмечал, что «сектантство в тамбовской епархии в упадке по сравнению с прошлым и с другими губерниями». Но это было верно лишь отчасти. Действительно деятельность старых традиционных сект удалось локализовать в отдельных районах епархии и значительно ослабить сектантскую пропаганду, а также приток в них новых членов. Как свидетельствует Боголюбов: «Уровень нравственной жизни молокан повсеместно понизился и ослаб», «жидовствующие живут и веруют теперь, как попало». Скопцы существовали лишь в некоторых селах и давно не производили оскопления, т. е. просто доживали свой век, те, кто был оскоплен еще в 60-70 гг. текущего столетия. Но на подъеме была весьма вредная и изуверская секта хлыстов, и появились новые агрессивные учения, которые настойчиво пропагандировали свои взгляды среди православного населения. Это, прежде всего баптисты и толстовцы. Кроме того, очень остро встал вопрос о внутренней миссии, т. е. просвещении тех самих православных прихожан. С 1903 г. связи с этим меняется само название Братства. Теперь оно называется Тамбовским Серафимовским Богородичным миссионерско-просветительским. Братство организует ряд ежегодных публичных чтений на разные темы, все активней распространяет различную православную литературу, которая печатается теперь в собственной типографии. Одних листовок в 1915 г. было отпечатано 800000. Практически в каждом уездном городе существует книжная лавка Братства, через которую распространяется литература. Активно привлекались к работе книгоноши, выходцы из народа, с книгами и листовками обходящие село за селом, всего их было к 1915 г. семь. Кроме того, Указом епископа от 9. 09. 1904 г. были упразднены Уездные проповеднические комиссий и их полномочия переданы Братству и его отделениям, которые оценивали проповедническую деятельность духовенства по совокупности.

С начала 20 века в практике Братства стало использоваться и такие формы работы как организация краткосрочных миссионерских курсов, причем проводились они не только в уездных городах, но даже и в крупных сектанских селах, организация пастырско-миссионерских кружков (всего к 1915 г. открыто 20). А в 1912 г. духовенством Тамбовского и Кирсановского округов были организованы два миссионерских крестных хода.

В 1910 г. в Борисоглебске был открыт аналог Тамбовского братства Питиримовское просветительско-миссионерское братство. Оно было вполне самостоятельно и осуществляло свою деятельность по собственной программе. В частности наладило издательство брошюры «Думы христианина», открыло приют, общество трезвости, законоучительский кружок и народно-миссионерские курсы, проводило каждое воскресенье внебогослужебные беседы. Как заявлял председатель Братства в результате его деятельности к 1913 г. удалось «остановить пропаганду лжеучения баптистов».

Доходы братства за 20 лет существования возросли почти в десять раз и теперь состояли не только из членских взносов. Но и из обязательного трехрублевого сбора с каждого прихода епархии, а также сборов на общие нужды, от монастырей, от хозяйственного управления Св. Синода, арендной платы за землю и квартиры, торговых операций книжного склада и процентов с капитала. У Братства появилась своя недвижимость и земля. В 1910 г. по духовному завещанию елатомского купца Е.А. Николаева было получено 429 десятин земли при с. Таракановка Козловского уезда ( с обязательством уплатить его долг в 11000 руб.). В 1900-1901 гг. в Тамбове был построен каменный дом под книжный склад, в 1899 г. у наследников коллежского асессора Ф. Хилкова куплен дом, который сдавался под квартиры и фруктовый магазин. Увеличились доходы, но также возросли и расходы. Совет Братства отмечал в своих отчетах, что денег на все нужды не хватает.

Если в целом оценивать деятельность Братства, то, конечно же, она была только положительной. Эффективность этой деятельности выяснить сложно. Однако можно отметить главное: количество неправославного элемента в епархии не увеличивалось и оставалось примерно на одной цифре, которая по докладу Тамбовского губернатора в 1913 г. равнялась примерно 19000 человек, при более чем трехмиллионном населении губернии. Т. е. процент отпавших был ничтожно мал и в этом, безусловно, во многом заслуга Братства.

Курс лекций по истории Тамбовской епархии, прочитанный в Тамбовской духовной семинарии в 2003-2006 гг. преподавателем О.Ю. Лёвиным.

Источники и литература:

ТЕВ. 1897. № 44

ГАТО. Ф. 181. Д. 2376. ЛЛ. 9-12

ТЕВ. 1886. №7. С. 307-312

ТЕВ. 1899. №4. С. 43-81

ГАТО. 181. Д. 1926. Л. 133

ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 6893.

ТЕВ. 1916. №25, 26, 28.

См. также:  4. Деятельность и значение святителя Питирима Тамбовского. Закрытие епархии. | 6. Деятельность епископа Феофила (Раева) на Тамбовской кафедре | 22. Открытие епархии и деятельность архиепископа Луки 1943-1945 гг. |

Комментарии (2)

  • Андрей Литовский | Фев 13, 2011 at 01:03

    Здравствуйте, Олег Юрьевич!

    Подскажите, пожалуйста: сохранилась ли в архиве Тамбовской духовной консистории работа воспитанника духовной семинарии 6-го класса Ивана Болховитянова «о Рассказовских молоканах» Это была срочная письменная работа по кафедре местного раскола, написанная примерно в 1877-78 годах. Прочитал о ней в журнале Тамбовские Епархиальные ведомости № 6 за 1880 год. Все-так больше интересны работы написанные тогда на «живом» материале, а не сегодняшние интернет-статьи, повторяющие ошибки друг друга.
    Андрей

  • Николай | Ноя 21, 2014 at 18:15

    Очень интересная сталья, искал сведения о Ларионе и наткнулся на сайт, спасиБог…

Оставить комментарий