Выписка из отчета ревизии Тамбовской семинарии

Рубрика: Архивные документы
Метки:

…частая смена за последние годы ректоров, а потом и инспекторов, и затем — партийное разномыслие в среде семинарской корпорации.
С 1900 года в семинарии имелось в должности ректора 5 лиц; архим. Афанасий (1900-1902 гг.), архим. Нафанаил (1902-1904 гг.), архим. Феодор (1904-1906 гг.), архим. Симеон (1906-1907 г.) и протоиерей Панормов (с 23 августа 1907 года).
За то же время инспекторами состояли: при архим. Афанасии — Надеждин, при архимандритах Нафанаиле и Феодоре — Потоцкий, а потом иеромонах Симеон, при архим. Симеоне — Протопопов; ныне инспектором, с 23 авг., состоит Ржавенский.
Таким образом с 1900 года при 5 ректорах, сменилось и 5 инспекторов, причем в промежуток между сменявшимися ректорами и инспекторами временно исполняли обязанности ректора и инспектора много и других лиц из состава корпорации. (…)

При той же совокупности неблагоприятных условий, в которых находились за последнее время как общественная жизнь, так и в частности духовная школа, отсутствие постоянства и однообразия в начальственном руководительстве семинариею, при незнакомстве новых лиц с жизнью семинарии, имело своим следствием то, что разстройство глубоко проникло в организм учебного заведения и обнаружилось такими преступными фактами, как нападение учеников, с револьвером в руках, на двух ректоров — архим. Феодора (2 мая 1906 г.) и архим. Симеона (7 апр. 1907 г.); с изувечением последнего на всю жизнь, не говоря о нападениях на преподавателей и об угрозах, получавшихся некоторыми из них. Деморализующе действовало на учеников уже одно то обстоятельсвто, что новые ректора, а отчасти и инспектора, не знали учащихся по фамилиям и в лицо, так что всякий разсчитывал на безнаказанность при нарушении правил семинарской дисциплины.

Инспектор Протопопов к тому же оказался и нервно-больным человеком, неспособным к надлежащему исполнению своих обязанностей, хотя таковые му приходилось исполнять в самое трудное время. (…)

Разномыслие по общественным и педагогическим вопросам в семинарской корпорации, хотя и имело внутренние причины для себя, не зависевшие от личного состава начальтсвующих лиц в семинарии, но питалось и поддерживалось на вочве той же частой смены начальствующих лиц, впадавших нередко в ошибки то по новизне своего положения, то по недостаточной административной опытности. Разномыслие по общественно-политическим вопросам, в отношении к которым одни в большей или меньшей мере принадлежали к прогрессивным элементам, другие — к консервативным, придавало времени ректорствования архимандритов Феодора и Симеона, открыто стоявших против охватившего многих освободительного движения, характер особо чувствительной, хотя и скрытой, среди членов корпорации борьбы различных взглядов на общественно-политические, а с ними и на административно-педагогические вопросы. Положение архимандритов Феодора и Симеона, — лиц весьма достойных, было поэтому тяжелое, и всякая административная ошибка с их стороны усугублялась глухим противодействием из среды корпорации.

«…агент Казанского центрального организационного совета по устройству движения среди воспитанников семинарии» в Тамб. сем. в февр. 1902 г. произошли на этой почве крупные беспорядки.

Л.276.
…факт покушения воспитанника Грибоедова на жизнь ректора, архим. Феодора, был обстоятельством не крупной важности: по этому делу не было произведено в семинарии никакого специального заседания Правления, и Грибоедов формально числился среди учеников семинарии до конца учебного года, когда, при составлении годовых списков, он был исключен из семинарии, с краткою справкою в журнале 9-10 июня 1906 года за №20 в следующих выражениях: «воспитанник 1 класса Грибоедов Владимир 2 мая сего года, пред началом первого урока, сделал покушение на жизнь о.Ректора семинарии, архим. Феодора, выстрелив в него из револьвера».

Кроме этой краткой заметки не оказалось в делах Правления семинарии или хотя бы в книге о поведении учеников никаких других записей по этому делу, точно не стоившему особенного значения.

В рапорте же и. д. инспектора преподавателя Розанова о поведении воспитанников за последнюю четверть 1906 года значится, что они «вели себя отлично, очень хорошо и хорошо», и только четыре воспитанника за неважные поступки получили балл 3 по поведению за четверть.

В семинарии в день покушения на жизнь архим. Феодора, ученики пели марсельезу и высказывались сожеления о неудачности выстрела в него, — против такого отношения к совершенному преступлению было только меньшинство, отслужившеее благодарственное молебствие по случаю спасения жизни ректора в приходской церкви; в семинарской же церкви этого сделать или не решались, или не находили удобным, чтобы «не раздражать» учеников. И Грибоедов, после некоторого задержания его под стражей, был выпущен на свободу. В недавнее время, впрочем, его снова арестовали и над ним предстоит суд.

О покушении на архим. Симеона.
…Хотя большинство учеников этим преступлением было взволновано и склонно было осудить его, но злонамеренно настроенная группа вожаков беспорядка относилась к этому иначе, как это видно из того, что, при произведенном 11 того же апреля гражданскою властью обыске у некоторых воспитанников, был найден у воспитанника 1 класса Соловьева Ивана, подписной лист в пользу воспитанника Архангельского, стрелявшего в ректора.

Непринятие Правлением семинарии никаких мер (в двух случаях покушений) приписывают. правда, влиянию самих же пострадавших ректоров, в виду нежелания их подвергать преступных воспитанников должному наказанию. Но это лишь свидетельствует о дезорганизованности как начальства семинарии, так и корпорации ея, потому что при правильном понимании служебных обязанностей, не возможно было ни для потерпевших ректоров семинарии, ни для корпорации ея допустить истолкования произведенных покушений, как личного дела потерпевших, их одних только касавшегося; архимандриты Феодор и Симеон подверглись нападению, как начальники учебных заведений, при исполнении своих служебных обязаннсотей в самом учебом заведении и со стороны своих же воспитанников.

О мае и бойокоте экзаменов.
Отсутствие ректора, после изувечения архим. Симеона, и болезненное состояние инспектора Протопопова, при обычной разрозненности и разномыслии семинарской корпорации, были обстоятельствами, существенно влиявшими в это время на положение семинарии.

Л.280-281.
…За время с 1900-1901 уч. года по 1906-1907 год % успевающих колебался от 77% до 95%, в том числе % окончивших курс от 9% до 14%, а % удостоенных перевода в старшие классы от 67% до 82%. Только в 1901 — 1902 году % переведенных из класса в класс понизился до 54%, % успевающих до 64%, но не вследствие соответсвтенного увеличения % оставленных на повторительный курс, каковых было только 6 человек во всей семинарии (1%), а потому, что в этот год, в виду беспорядков в семинарии было уволено из семинарии всего до 202 человек, что составляло 34% общего числа учащихся. По преемству же годов не видно последовательности и цифры, то повышающиеся, то понижающиеся, следуют безсистемно, свидетельтсвуя тем, что и во внутренней жизни учебного заведнеия нет системы и порядка (напр., количество успевающих за последовательные годы — 82%, 72%, 80%, 67%. Наименьший % переведенных в старшие классы (67%) падает на 1906-1907 год, что зависело как от продолжительного перерыва в занятиях, в забастовочном 1905-1906 году, так и от того, что учебные занятия были начаты в 1906-1907 годы с 1 октября, по случаю производившегося в семинарских зданиях ремонта, замедления в котором не могли не находиться в зависимости от недостатка распорядительности и предусмотрительности Правления семинарии.

Количество выбывших из семинарии в высшие светские заведения за последние два года сделалось весьма значительно: в 1905-1906 году из окончивших курс семинарии поступило в высшие учебные заведения 25 человек (а в духовные Академии 7 человек) и из IV — V классов семинарии — 30 человек, всего 55 человек, что составляет 8% от общего числа учащихся в семинарии, в то время, как общее количество окончивших курс равнялось за этот же год 66 человек или 11% всего числа учащихся. В 1906-1907 году в высшие светские учебные заведния поступило — из окончивших курс 11 чел. и из IV — V классов 31 чел., всего 42 чел. или 6% общего числа учащихся, при общем числе окончивших курс в 62 чел. или 10% всего состава учащихся в семинарии.

Если не объяснять эти факты временными увлечениями, вошедшими в жизнь духовной школы в последние годы, то они имеют значение грозных симптомов для будущего духовной школы.

Л.282.
Для учеников открыта в семинарии читальня, на оборудование которой съездом духовенства выдано 80 руб. и на выписку газет и журналов с января 1908 года назначено 100 рублей.

Из общего число 630 воспитанников, имеющихся в Тамбовской семинарии в 1907-1908 учебном году, 207 чел. (33%) живут в назенном корпусе, 112 чел. (18%) помещаются в епархиальном общежитии семинарии и 311 чел. (49%) живут на частных квартирах в городе.
При столь большом количестве квартирных воспитанников надзор за ними весьма затруднителен для лиц инспекции, и на квартирах обычно организуются предварительно все нелегальные действия воспитанников.

Из общежитий же относительно спокойнее и благонравнее епархиальное общежитие, где живут дети более состоятельных священников, более потому воспитанные семейно.

Насколько однако неудовлетворительна с воспитательной точки зрения жизнь воспитанников общежития преимущественного казенного, свидетельствует факт, что, как видно из журнала Правления от 2 ноября 1907 г. за №46, мать одного воспитанника (1 класса — Княженского), несмотря на свою бедность, не соглашалась отдать сына (принятого на казенный счет) в семинарский корпус, опасаясь его изменения, под влиянием товарищей, в нежелательную для матери сторону.

Л.283.
Политическое разномыслие проникло и в среду учащихся, которые даже в классах поделились на партии и заняли места — одни на правых скамьях, другие на левых, а иные в центре. Взаимная рознь доходила иногда до крайней степени.
Во время ревизии семинарии один воспитанник 1 класса (Мизеров) подал ректору прошение об увольнении его из семинарии. в каковом прошении он высказывает следующие суждения самих воспитанников.

«Семинария наша, говорит он, не на ногах, а на ходулях, а потому постоянно падает. Падает не она, а воспитанники ея. Они безумно волнуются, ищут каких-то прав и, десятками, как комары и мухи от морозов, погибают. Когда я переходил в семинарию, я не предвидел это, я желал только тихо, смирно и во всем покорно подчиняясь начальству продолжать свое образование. Увы. Мои желания вотще. Я разочарован. Прежних же своих училищников-товарищей не узнаю. Они ищут какой-то глупый идеал, который невозможен. Воздух, который среди них, я считаю душным и вредным для себя. Мне нужно отколоться от таких товарищей, дышащих таким зловредным воздухом, как дракон. Я желаю где-нибудь в тихом, скромном уголке достичь того, чтобы сделаться полезным для народа человеком. И вот, на основании того, что я сказал, осмеливаюсь покорнейше просить Вас, Ваше Высокопреподобие, уволить меня из числа павших воспитанников вверенной Вам семинарии».

Таких резких фактов, как бывшие в Тамбовской семинарии ранее, когда ученики принимали участие в прямых революционных выступлениях и с угрозами требовали у жителей Тамбова деньги на революционные дела (журнал Правления 2 апр. 1907 г. №10), в текущем 1907-8 г. не было. Но почва для всего подобного еще сохранилась и группа лиц, выдающая себя за Тамбовский комитет общесеминарского союза, действует. А летом, сколько известно, была неудавшаяся попытка в том же Тамбове собрать общесеминарский съезд. Тайные нити этого кроются на частных квартирах воспитанников и единомышленных им лиц.

Л.284.
Для характеристики религиозного настроения воспитанников можно было бы привести из издававшегося в 1907 г. тайного ученического журнала «Факел» (№4) следующую обличительную заметку относительно присутствовавших в алтаре за богослужением учеников VI класса:
«Пока в алтаре присутствует кто-нибудь из «отцов», будущие пастыри стоят чинно, как «настоящие». Но стоит только «отцам» удалиться из алтаря, как начинается наряжение в священнические одежды, в камилавки, митру, в ректорскую мантию. Был даже случай, когда наряженные в ректорскую мантию танцевали лецгинку» Тенденциозный и недостоверный в других отношениях, тайный ученический журнал, нужно думать, говорил здесь горькую правду.

Л.286.
Вообще хозяйство семинарии растроено по недостатку средств: дефицит по семинарии уже к началу 1907 года равнялся 5818 руб., а к нач. 1908 г. он имел возрасти еще больше, причина чего заключается в несоответствии ассигнований с действительными нуждами семинарии и вздорожанием всех предметов потребления. В 1906 г. кроме того произведено было в семинарии нападение вооруженной шайки грабителей на эконома семинарии, которые похитили у него 1887 р. 75 к. экономических сумм.

Л.286-287.
Стол ученический скромный, но удовлетворительный, и жалобы учеников должны быть названы преувеличенными, хотя поводы к ним есть.

Выписка из отчета о ревизии Тамбовской духовной семинарии.
ГАТО Ф. 186. Оп. 114. Д. 1. Лл. 274-277, 286-287.

См. также:  Кризис в Тамбовской духовной семинарии | Выписка. 1918 год. | Выписка из протокола Кирсановского РИК |

Комментариев еще нет

  • Но вы можете его оставить, если есть что сказать...!)

Оставить комментарий