Дело по обвинению Ветринского

Рубрика: Архивные документы
Метки: , , , , , , , священник Алексей Ветринский

31 марта 1923 — 3 июля 1924 г.
Дело № 381 по обвинению Ветринского Алексея Ивановича в сокрытии церковных ценностей.

Постановление о мере пресечения
30 марта 1923 г. Алексей Иванович Ветринский препровожден в ардом Тамбовгуботдела
ГПУ.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 5

Анкета.
Место приписки Моршанский уезд с. Мало-Моршевка. 1865 г. р., окончил духовную семинарию, сын Николай Алексеевич, 22 г., старший следователь Кирсановской умилиции, дочь Варвара, 18 л., учится в ВТЗ г. Кирсанова сл. Голынщина. До 1917 декабря служил в с. Н. Богоявленское Козловского уезда, с 1917 г. в сл. Голынщина. В Н. Богоявленском имеет дом, вдов. В 1922 судим выездной сессией по обвинению в сокрытии церковных ценностей. Освобожден по возрасту.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 6

30 марта 1923 г.
Протокол допроса Алексея Ивановича Ветринского
Согласно постановлению губернской епархиальной власти об открытии последгола было постановлено, что мне ценности сдать: лампаду, венец и серебрянные деньги 19 р. 50 к. Указанные ценности мне сданы на хранение, в получении которых я дал расписку старосте. По постановлению совета я должен был лично их отвести в Тамбов в Епархиальный Комитет. Вещи хранились у меня до момента ареста и обыска до 10 марта. Отвести не мог по причине своей занятости. Церковный совет от 28 января постановил ценности отвезти Житлову В.И., он не мог отвезти сразу за неимением документов. Ценности хранились у меня. 6 марта мною было подано заявление в Кирсановский церковный комитет о принятии этих ценностей, но на другой день я был арестован и при обыске обнаружены и взяты означенные ценности.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 7

Акт № 2.
1922 г. мая 30 дня уподком по изъятию церковных ценностей в составе: Агейкин, Космин, Попов изъяты из Голынской церкви 2 металлических ковчега с двух неосвященных боковых престолов.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 8

29 октября 1922 г.
Протокол допроса Алексея Ивановича Ветринского
В предявленном мне обвинении виновным себя не признаю. Вызолоченный крест принадлежал иеромонаху Оржевского монастыря о. Клименту, ныне умершему. Он же принес священническое облачение. Первоначально комиссия брала только серебрянные вещи. Лампада висела и при первой комиссии. Серебрянный наперстный крест принадлежит лично мне как награда. Икона комиссией была взята, а затем возвращена, т. к. оказалась не серебрянная. Что касается остальных вещей, то за них отвечает церковный совет, а он часто менялся.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 10

20 октября 1922 г.
Постановление
При проверке комиссией обнаружено не означенные в описи следующие предметы: 1) серебрянный вызолоченный крест; 2) серебрянную лампаду; 3) серебрянный наперстный крест; 4) икона Спас в серебрянной ризе; 5) священническое облачение; 6) подризник; 7) облачение на престол; 8) облачение на жертвенник, боковая занавесь, шелковый плат, 1 аршин шелкового материи, 3 малых покрывала, фартук.
Было очевидно, что священник Ветринский совместно с церковным советом спрятал эти вещи.
Постановление привлечь к ответственности Ветринского и членов церковного совета.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 17

27 октября 1922 г.
Постановление
Ветринский вполне изобличен в этих преступлениях. Его заключить под стражу при Кирсановском ардоме и придать суду.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 23

Председателю народного суда
от и. д. начальника строевого отдела Кирсановской уездной уголовной милицией, проживающего в сл. Голынщина Ветринского Н.
Заявление об совобождении на поруки с поручительством всем имуществом. Разрешить.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 25

23 декабря 1922 г.
Приговор
В г. Кирсанове особой сессии народного суда в составе А.И. Боборова, народных заседателей Цыплакова и Сосульниковой. Лишить свободы на1 год в силу амнистии к 5 годовщине революции освободить.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 30

7 марта 1923 г.
Уполтамбгубполитотдел по Кирсановскому уезду
Рапорт.
Я получил сведения, что священник Голынской церкви имеет самогон […] отправился в дом священника […] Ветринский отсутствовал […] предъявил ордер его дочери, та заявила, что самогона у них нет, а имеются серебрянные предметы и деньги, принадлежащие церкви, и показала мне таковые….
пом. нач. 7 района милиции Кирсановского уезда Медведев.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 31

7 марта 1923 г.
г. Кирсанов. Протокол допроса Шмакова Гавриила Григорьевича произведен уполпартом ГПУ по Кирсановскому уезду Добрышем
В: Кто был председателем церковного совета до Вас?
О: Гражданин сл.Голынщины Андрей Григорьевич Мухин.
В: Кем обнаружены церковные ценности в церкви?
О: Мною, ктитором и членом комиссии Шиповым В.И. в шкафу, в котором лежало священническое облачение.
В: Когда изъятые у Вас вещи были перенесены из церкви к Вам?
О: В начале января 23 мною лично.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 31

Протокол допроса Шмакова Гавриила Григорьевича, 42 года, из крестьян сл. Голынщина, хлебопашец, женат, семья 13 человек, имеет 2 лошади, корову, 5 овец, телок, малограмотный, церковный староста.
Церковным старостой стал в ноябре 1922 г. до гр. сл. Карагаловка Редин Степан Иванович.
О вещах обнаруженных в шкафу говорил Ветринскому и церковному совету. После распоряжения губ. комиссии вещи отдали Ветринскому для передачи в комиссию.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 36

Протокол допроса Шишова Василия Ивановича, 46 лет, из крестьян д. Сиговой, Николаевского уезда, Вологодской губернии, хлебопашец, женат, 3 детей, имеет избу, окончил приходскую школу, член церковного совета. Во время изъятия церковных ценностей в Голынщине его не было, уезжал в Вологодскую губернию.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 38

Протокол допроса Редина Степана Ивановича, 59 лет, крестьянин слободы Карагаловка, хлебопашец, женат, семья 4 человек, имеет дом, корову, лошадь, 2 овцы, неграмотный. Изъятие церковных ценностей происходило без него.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 39

Протокол допроса Чернова (по уличному Иваншин) Петра Григорьевича, 65 лет, крестьянин сл. Голынщина, женат, семья 7 человек, имеет дом, лошадь, корову, 2 овцы, неграмотный.
Состоял сторожем лет 6. Венок всегда висел на распятии в церкви. После Пасхи 1922 г., я обметая пыль венок снял и положил в шкаф, о чем, по-моему, Ветринский должен был знать. При изъятии я стоял около церкви и не пускал народ.
В: Что Вы сказали Ветринскому после того как обнаружили венок?
О: Я у Ветринского спросил: «Что ж венок, батюшка, не взяли? » На это Ветринский ответил, что не время и что-то еще, я не помню.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 41

Протокол допроса Слащилина Андрея Васильевича, 54 года, крестьянин сл. Голынщина, женат, семья 8 человек, имеет дом, лошадь, корову, 2 овцы, неграмотный.
Предъявленного венчика в церкви не видел. Сторожем служу с мая 1922 г.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 44

Протокол допроса Самодурова Семена Степановича, 48 лет, крестьянин сл. Голынщина, живет в д. Степановке, женат, семья 9 человек, имеет дом, лошадь, корову, 5 овец, телок, малограмотный. В 1910 г. служил сторожем в церкви. Церковный староста Василий Васильевич Прощаев купил это распятие с венком. Ушел в 1914-1915 гг.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 45

Протокол допроса Перемышева Андрея Яковлевича, 57 лет, крестьянин сл. Голынщина, женат, семья 7 человек, имеет дом, лошадь, корову, малограмотный.
Сторожем был 7 месяцев. Венок видел, но кто его снял не знает.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178.

Протокол допроса Ветринского.
В 1919 г. я стал председателем церковного совета.
Венок видел в начале 1922 г., кто снял не знаю. Не знал, что венок серебрянный. Опись имущества составлял Милохин Андрей Григорьевич. После в опись внести забыл. Кто положил венок в щкаф не знаю. Там его не замечал. Чернов про венок не говорил.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 48

Шмаков Г.Г. 27 марта 1923 г. из под стражи освобожден прим. сост.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 50

Преступление совершенное Ветринским, Шмаковым, Рединым и Черновым, направить на рассмотрение Тамбовского отдела ГПУ. Арестовать священника Ветринского, всех остальных освободить.
Уполномоченный ГПУ по Кирсановскому уезду Кондратьев.

ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 54

Прокурору при Тамбовском губсовнарсуде от старшего делопроизводителя управления милиции Кирсановского уезда Ветринского Николая.

Заявление.

…Открытие комитета последгола в г. Кирсанове, куда вещи были отнесены два раза, но не были приняты за отсутствием председателя. В марте было подано заявление в Комитет последгола о приеме этих вещей. Было сказано, чтобы явились на следующий день. Далее, предполагаю, заявление это было направлено УГО ГПУ, потому что 7 марта был сделан обыск […] вещи лежали на открытом месте и не были сокрыты.
Следствие продолжалось до 16-17 марта, а 28 марта отец был отправлен в Тамбов. Далее считаю нужным добавить, что при допросе УГО ГПУ граждан: Шипова, Шмакова, Чернова и др. таковым помимо дела было задано несколько вопросов по делу обновленческого движения Живая Церковь, где не последнюю роль играло дело отца. Отец как не приписавшийся членом к Живой Церкви был гоним Церковной властью. Отношения обострились настолько, что на его место был назначен другой священник, некто Глеб (Рождественнский). Были попытки выдворить его из прихода, но граждане этому воспротивились, зная его как «обиралу», еще в довоенное время. И отец, по получению ответа на свое обжалование по этому поводу в высшей инстанции Церковной власти продолжал служить. Вопрос этот циркулировал около такой темы:

«Почему вы не принимаете Глеба» и пр., а Шмакову было при освобождении его сказано: «с попами не связывайтесь, а монаха (служившего за отца после ареста) выгоните, Глеба же лучше принять…. Дело, возможно, судилось УГО ГПУ пристрастно, хотя не вижу выгоды таковому в этом, что, однако, противоречит декрету Советской власти (об отделении Церкви)…. Причем на мои справки о деле отца УГО ГПУ давали двусмысленные ответы […] накануне отправки отца в Тамбов на мой вопрос не подлежит ли отец отправки, ответили, что нет, благодаря чему отцу не были приготовлены необходимые вещи.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 63

Постановление.
1923 го года мая 9-го дня ст. следователь Тамбовского губсуда рассмотрев настоящее дело:
Постановил: направить настоящее дело в Тамбовский губсуд на прекращение за отсутствием состава преступления, отменив принятые против Ветринского Алексея Ивановича меру пресечения подписку о неотлучке из места жительства.
ГАТО Ф. Р-524. Оп. 2. Д. 178. Л. 76


Дополнение:
20 октября 1922 г. по обвинению в сокрытии церковных ценностей был арестован священник церкви с. Голынщины Алексей Ветринский. В ноябре того же года по ходатайству собственного сына священник был освобожден. Однако 23 декабря 1922 г. «народный суд» Кирсанова вынес о. Ветринскому приговор в один год лишения свободы.

Однако в марте 1923 г., после того как в доме о. Алексея Ветринского были обнаружены церковные ценности, органы ГПУ вновь возбуждают против него уголовное дело. Из заявления на имя прокурора Тамбгубсуда сына о. Алексея, Николая Ветринского, мы узнаем, что о. Ветринский дважды пытался сдать эти ценности в Кирсановский комитет по борьбе с последствиями голода, но безуспешно. После чего о. Алексей Ветринский даже написал заявление в Комитет с просьбой принять вещи и заявление «было направлено в УГО ГПУ». Вскоре, 7 марта 1923 года, в доме священника был сделан обыск, а сам он арестован. Арест объясняется тем, что в комитете ведущую роль играли обновленцы, которые желали, чтобы Голынская церковь перешла в их пользование и всячески стремились «выжить» оттуда бескомпромиссного священника-тихоновца.

Незадолго до описываемых событий, обновленческие управленческие структуры назначили в Голынщину своего священника Глеба Рождественского, но того не приняли прихожане. Николай Ветринский в своем заявлении недоумевал, почему на допросах в ГПУ Шмакову, Чернову и другим прихожанам, допрашиваемым по этому делу, задавались вопросы об их отношении к обновленческому движению и рекомендовалось: «Глеба лучше принять…». Николай догадывался о связях ГПУ и обновленцев, но никак не мог понять, зачем это нужно органам. Он пишет: «Не вижу выгоды таковому (имеется в виду ГПУ) в этом».

Почти месяц о. Ветринский провел в Кирсановской тюрьме, а 28 марта был отправлен в Тамбов. 9 мая 1923 г. о. Алексей с подпиской о невыезде был отпущен на свободу и по этому делу больше не привлекался.
Кирсанов православный

В первые послевоенные десятилетия большую роль в оживлении церковной жизни в городе играли священники Алексей Швыряев, Тимофей Скопинцев, Георгий Шашурин (подробнее о них см. в третьей части настоящей книги) и, совершавший до 1944 года богослужения тайно на дому, священник Алексей Ветринский. Еще в 1934 году он был арестован и решением Тройки ПП ОТПУ по ЦЧО от 21 марта 1934 г. осужден по ст. 58-10-11 ИТЛ – условно. Вскоре из-под стражи освобожден и продолжал духовно окормлять монашествующих.

Среди них были разные люди и мнения. Кто-то категорически не принимал «красную» «сергианскую» церковь, отказывался от паспортов и голосований, как некоторые монахини бывшего Тихвинского монастыря, кто-то мирился со сложившимся положением и просто воздерживался от активного участия в церковной жизни, но «патриархийные» храмы посещал, как вернувшийся из лагеря священник Сергий Купорев, а кто-то ушел в своеобразный затвор, отшельничество, как схимонах Енох (обо всех мы подробно расскажем в третьей части нашей книги). И бывший «тихоновец», «катакомбник» отец Алексей Ветринский, который начал служить в Космодемьяновской церкви, задавал верующим риторический вопрос: «А кто поставил Сергия Патриархом»?, давая понять, что его власть назначила. Не случайно в докладе секретаря епархии бывшего обновленца протоиерея Иоанна Леоферова звучат в это время такие слова: «Кирсановские монашки и священники дуют в одну дуду, в звуках которой слышится контрреволюция». А в докладе тому же Леоферову такого же «раскаявшегося» бывшего обновленца протоиерея Семена Петрова, желавшего служить в кладбищенской церкви, в 1944 году говорилось: «Моя кандидатура вряд ли пройдет у верующих общин, т.к. благодаря клике монашествующих, члены общины явно высказывают как мне, так и Вам как благочинному, недоверие, считая нас опять-таки обновленцами, говоря, что красных попов нам не надо. Это в них поддерживают и тамошние священники Алексей Ветринский и Глеб Успенский, которые имеют там колоссальные доходы и, окруженные каждый своей кучкой монашек, имеют в своем распоряжении большую клиентуру. О. Ветринский хотя и тонко, но не признает законным Св. Патр. Сергия … Эти кустари-священники, действуя совершенно самозвано, так сумели распропагандировать верующих, что многие обо мне и слышать не хотят. Монашки же являются их агитаторами, т.к. опутали город и пригородные слободы и взяли засилье в Кирсанове. Сами же они много исполняют треб: и крестят, и отпевают, торгуют свечами, разрешительными молитвами…». Таким образом, противостояние между обновленцами и тихоновцами продолжилось и после войны. Только назывались они теперь по-другому, а действующие лица остались те же.

Кирсанов православный

Старейший пастырь и в 1955 году, будучи заштатным, еще служил в кладбищенской церкви. Умер он 25 марта 1955 года. Заключением прокуратуры Тамбовской области от 28 апреля 1989 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года заслуженный протоиерей Алексей Иванович Ветринский был полностью реабилитирован.

Кирсанов православный

См. также:  Дело по обвинению священника кладбищенской церкви г. Кирсанова Николая Федотовича Чусова | Дело по обвинению ктитора с. Пески Шалаева | Дело по обвинению священника с. Петровского Козловского уезда Алексеева Александра Алексеевича |

1 Комментарий

Оставить комментарий