Дело по обвинению Покровского и других

Рубрика: Архивные документы
Метки: , , , , , , священник Александр Покровский

1922 г.
Дело обвиняемого Покровского Александра Владимировича, Проскурина Николая, Шлыкова, Иванова Семена….

7 ноября 1922 г.
Совершенно секретно уполномоченному ГПУ по Кирсановскому уезду.
По имеющемуся у вас материалу о сокрытии церковных ценностей в соборной церкви, необходимо было использовать этот факт в смысле привлечения большего числа виновных, т. е. у всех лиц, имеющих фактическое или юридическое отношение к сокрытию церковных ценностей, произвести обыски на предмет их отношения к изъятию церковных ценностей и политфизиономии, а также при обыске у попов обратить внимание на материалы, порочащих их с нравственной стороны. Аресты производить только лиц, в отношении которых материалом установлено их прямое или косвенное отношение к сокрытию церковных ценностей.
По произведению операции материалы с личностями направить в СО ГО ГПУ
Нач.Тамбовского ГО ГПУ Мосолов.
Нач. СОЧ Полин.
Нач. СО Игнатов.
Сек. Соловьев.
Надпись: исполнено: Гольтер.

ГАТО Ф. Р-524 Оп. 2 Д. 160. Л. 38

Допрос произведен 5.XII.1922. уполномоченным УГО ГПУ.
Иванов Семен Иванович. 70 лет, сторож Собора. Из крестьян с. Подвигаловка.
В: Знали вы, что делаете преступление против советской власти?
О: Виновным себя не признаю, вещи 1 сосуд, 2 евангелия, 1 крест серебрянный и еще кое-какие вещи принес прот.Покровский и попросил сберечь эти вещи.
В: Долго ли они у вас были?
О: Дней десять, тогда пришел прот.Покровский, Е.М. Шлыков и Н.П. Проскурин и взяли вещи, но куда дели не знаю.
В: Почему вы сначала сказали, что ничего не знаете, а теперь все рассказали?
О: Сперва я немного растерялся и ничего не смог говорить и защищал до некоторой степени пртоиерея.
В: Признаете ли вы себя виновным?
О: Да. Это сделано мною через мою несознательность.

ГАТО Ф. Р-524 Оп. 2 Д. 160. Л. 9

5 декабря 1922 г.
Допрос уполномоченным Галлом Шлыкова Е.М. 56 лет, женат, мещанин г. Кирсанова
Приблизительно в мае какого-то числа не помню, меня попросил церковный староста С.И. Иванов, чтобы я взял у него вещи по распоряжению прот. Покровского в двух узлах и чтобы спрятал подальше. Я спрятал в подвал под церковью, о чем и сообщил церковному старосте. После чего прот.Покровский спрашивал у меня спрятал ли я вещи. Я сказал — да.

ГАТО Ф. Р-524 Оп. 2 Д. 160. Л. 12

В: Что побудило Вас скрыть церковные ценности от советской власти?
О: Ценности я скрыл по своей несознательности.

ГАТО Ф. Р-524 Оп. 2 Д. 160. Л. 17

5 декабря 1922 г.
Допрос Проскурина Н.П. 55 лет, женат, 7 детей, дом, корова, мещанин г. Кирсанова
(Помощник церковного старосты — прим. сост.)
В: Куда девали предметы, которые спрятали у сторожа, и которые вы ему передали?
О: Никаких вещей от Покровского я не принимал. Церковные ценности были изъяты согласно описи. Вещи прятал Шлыков. Помнится Покровский говорил, что эти церковные ценности по описи не значаться и по сему давайте их спрячем, чтобы нас не привлекли к ответсвенности.
Отлично понимаю, что мною совершено преступление, но инициатором над нами был Покровский, который руководит над нами.

ГАТО Ф. Р-524 Оп. 2 Д. 160. Л. 19

6 декабря 1922 г.
Протокол обыска
В Соборной церкви присутствовал прот. Покровский, помощник старосты Шлыков, церковный староста Иванов, под грудой хлама в подвале были обнаружены следующе предметы, скрытые от изъятия церковных ценностей: 1) 3 Евангелия с серебрянной обложкой и 1 серебрянная обложка; 2) 2 креста; 3) сосуд, дискос, звездица, 2 лжицы, 1 ковчежец, 1 тарелочка, 2 дароносицы; 3) кадило; 4) 2 иконы и 1 риза.

ГАТО Ф. Р-524 Оп. 2 Д. 160. Л. 26

6 декабря 1922 г.
Протокол допроса прот. Покровского Александра Васильевича (51 г.), окончил Казанская Духовную
Академию.
В: Что вас побудило скрыть церковные ценности?
О: Желание сохранить, хоть некоторые ценности для собора, т. к. изъято было много богослужебных предметов, и кроме того как человек горячо верующий, больно было, что храм почти останется без более ценных предметов […] некоторые предметы поступили после составления описи 1918 г. Совершил это сам, ни с кем не советовался.
В: О том, что в стране голодают, а вы вот…
О: Да, это все я понимал и шел навстречу насколько это зависело от меня, мне много трудов стоило заговорить мирян, которые это время враждебно были настроены против изъятия. Но несмотря на это изъятие проходило в соборной цекрви успешно.

Да, перед Советской властью я действительно виновен, но с религиозной точки зрения я сохранил только особо ценное для храма и освященные предметы, кои не могли иметь иного употребления, как только для богослужения и это чувство переросло все. Собор дал очень много ценностей во время изъятия, приблизительно около 9 п. и 2 п. 20 ф. добровольно на восстановление разрушенного государственного аппарата после четырех лет гражданской войны.

ГАТО Ф. Р-524 Оп. 2 Д. 160. Л. 28

27 декабря 1922 г.
Протокол допроса
священника Кобякова Алексея Ивановича, 58 лет, 9 человек детей.
Опись составлена мной. О том, что были вещи скрытые не знал, был во время изъятия болен. Прот. Покровский о том, что нужно спрятать вещи не говорил и если бы говорил, разве мог бы я согласиться на это.
Признать себя виновным в халатности?
Не признаю, потому что совершенного не знал, и имеется на это настоятель, который отвечает за все.

ГАТО Ф. Р-524 Оп. 2 Д. 160. Л. 42

См. также:  Кассовый отчет Покровского собора | Отказ в ремонте фасада Покровского собора | Дело по обвинению священника кладбищенской церкви г. Кирсанова Николая Федотовича Чусова |

1 Комментарий

  • admin | Июл 21, 2007 at 23:22

    В ноябре 1922 г. по обвинению в сокрытии церковных ценностей были арестованы настоятель Успенского собора о. Александр Покровский, церковный сторож Семен Иванович Иванов и церковные ктиторы Н.П. Проскурин и Е.М. Шлыков. Всех их препроводили в Кирсановский домзак (дом заключения). Как и в случае с о. Ветринским, истинной причиной ареста было их «тихоновское» направление, противостояние обновленцам. Здесь стоит сказать, что собор больше всего пострадал от изъятия. Мало того, что соборяне сами, добровольно сдали 2 пуда серебра, власти изъяли еще 9, а потом провели доизъятие. Причем сопротивления со стороны прихожан не было именно благодаря настоятелю, который смог успокоить людей.

    Главный обвиняемый о. Александр Покровский на допросах держался уверенно, без всякого намерения оправдаться. На вопрос, что его побудило скрыть вещи, ответил прямо: «Желание сохранить хоть некоторые ценности». Мало того, о. Покровский недвусмысленно дал понять, что осознает, для чего новому правительству нужны церковные ценности: собирали эти ценности не на помощь голодающим, а на «восстановление разрушенного государственного аппарата». «Да, перед советской властью я действительно виновен, – продолжает отец Александр, – но с религиозной точки зрения я сохранил только особо ценные для храма и освященные предметы, которые не могли иметь иного употребления, как только для богослужебных целей».
    «Кирсанов православный»

Оставить комментарий